Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Бюджет Удмуртии на 2020 год так и не стал бюджетом развития

Бюджет Удмуртии на 2020 год так и не стал бюджетом развития
Фото udmgossovet.ru
Софья Широбокова - доцент кафедры экономики и финансов Ижевского государственного технического университета. Избиралась депутатом Государственного Совета Удмуртской Республики первого, второго, третьего, четвёртого и пятого созывов. С 1995 была заместителем председателя и председателем бюджетной комиссии регионального парламента. Сейчас - член постоянной комиссии Государственного Совета Удмуртской Республики шестого созыва по бюджету, налогам и финансам. Корреспондент “SM-News” поговорил Софьей Широбоковой о новом бюджете Удмуртии.

— Софья Ильфатовна, доходы и расходы бюджета Удмуртии достигли рекордных для него 77 миллиардов рублей. Изменились ли приоритеты?

— В принципе параметры бюджета не сильно изменились.К сожалению, правила не меняются на федеральном уровне. И зачисление налогов осталось прежнее. Поэтому почти одинаковые параметры. Конечно, они выше стали, за счёт, наверное, инфляции. Хоть мы особо и не видим, но нам показывают, что рост производства у нас присутствует. Хотя бы на 0,1 %.

И надо отметить, что за счёт национальных проектов больше стало поступлений от Российской Федерации целевых. Но, раз они в доходах появились, так они и в расходах появились, эти новые направления, которые связаны с реализацией национальных проектов.

— Но в правительстве Удмуртии заявили, что 8 миллиардов у нас дополнительно к второму чтению зачислено в бюджет?

— Около 7 млрд поступили дополнительно между первым и вторым чтением, если правильно говорить. Основные параметры бюджета изменились на 7 с небольшим миллиардов. Большая часть, 4 млрд — это федеральная деньги, которые поступили. Появились эти цифры при принятии федерального бюджета, о которых правительство Удмуртии еще не знало, когда направляло бюджет на рассмотрение к нам Государственный совет.

Там разные направления, во-первых на 2 млрд увеличились дотации регионам. Они обезличенные. То есть мы можем расходовать их на повышение зарплаты, на социальные расходы первоочередные, на которые у нас не хватает своих денег. И там по направлениям как раз больше нацпроектов. Для того, чтобы участвовать во всех нацпроектах нужно софинансирование от региона.

Есть прогнозируемая инфляция. И мы всё равно видим, и об этом говорит Путин, что в целом России доходы населения не растут. Бюджет лучше, чем в прошлом году, но не настолько лучше, чтобы можно было ему радоваться и хлопать в ладоши.

Объективно, по цифрам выше, чем он был несколько лет тому назад. В том числе и за счет субвенций и поддержки федерального бюджета. Но он всё равно не достаточен для того, чтобы наши регионы все уверенно шли вперед по экономическим показателям.

Вы спрашиваете про дополнительные доходы. А я говорю, что не хватает 8 млрд на расходы, о которых нам остается пока только мечтать, что они поступят в течение 2020 года в бюджет.

— То есть на 7 млрд рублей он прибавился ко второму чтению, но надо еще 8? И идеальный бюджет должен быть не 77 млрд рублей, а 85?

— И это не просто мое мнение. Нам при принятии бюджета, при обсуждении бюджета в комиссиях и фракциях говорило правительство. Для того чтобы нормально прожить без всяких катаклизмов, чтобы участвовать во всех национальных проектах, нам ещё не хватает 8 млрд. Это расчёты правительства, это не мои заключения. Я, конечно тоже некоторые моменты вижу и могу подтвердить.

Во-первых, мало пока заложено денег на инвестиционное направление. Это та же стройка. Если мы будем строить 80 фельдшерско-акушерских пунктов, понятно, что даже 10 % софинансирования — это будет сумма под миллиард.

Во-вторых, точно также на повышение зарплаты пока не в полном объеме средства ещё заложены. Это всегда, каждый год так бывает. Сейчас ещё никто не знает, насколько она будет реально повышена с учётом инфляции.

В-третьих, по селу денег явно недостаточно. Учитывая, что очень много проблем в селе. Очень плохие погодные условия были в этом году. Не весь урожай смогли убрать наши сельхозтоваропроизводители.

И точно так же и в социальной сфере. Есть позиции, которые не достаточно закрыты. Пока еще мало денег заложено на направление, которое связано с национальной политикой, с юбилеем посвященным 100-летию Удмуртии. Если его проводить на высоком уровне, как это делали наши соседи Татарстан и Башкирия. В каждом районе, в каждом городе. На национальные учебники, на их издания. Там может быть и не такие большие деньги нужны может быть 5 — 6 — 10 млн, но это тоже деньги. Как раз из этих направлений бюджет и собирается.

— Какова роль бюджетной регуляции федерального центра в том, как сводится бюджет 2020 года?

— Конечно, та нагрузка, которая ложится на все регионы Российской Федерации по повышению зарплаты бюджетникам, то есть по исполнению дорожных карт в связи с увеличением МРОТ на российском уровне, очень тяжелым грузом ложится на расходную часть бюджетов регионов. То, что выделяется со стороны Российской Федерации в виде дотаций и субвенций — не покрывает то увеличение расходов, которые происходят абсолютно во всех регионах.

Поэтому хоть мы и говорим, что принят профицит технически, но бюджет уже в первом квартале становится дефицитным. Правительство Удмуртии выходит с поправками исполнению бюджета. Когда принимался бюджет, правительство постоянно говорило, что нам не хватает 8 млрд рублей, для того чтобы нормально работала экономика республики.

— Как вы оцениваете нагрузку на региональный бюджет по “Майскому суперуказу” 2018 года?

— Я считаю, что вот эти дорожные карты, которые мы и все регионы исполняем уже в течение нескольких лет, они приводят нас в тупик. Вот взять условно Тюмень и Курган. Половина врачей уже уехала в Тюмень из Кургана. Точно так же в Москву и Подмосковье наши врачи и врачи Татарстана уезжают. Потому что средняя зарплата по регионам очень сильно отличается.

Когда зарплата врачей должна быть в два раза выше средней по региону — это же парадокс, который заложен в этом “среднем по региону”. Получается что у нас самый бедный регион по обеспеченности на душу населения — это Дагестан. Там условно 12 тысяч рублей средняя зарплата по региону. У врачей будет 24 тысячи. Чем они хуже, врачи Дагестана, чем врачи Москвы, которые получают 120 тысяч?

— Как сложилось такое региональное неравенство?

— Еще с советских времён экономика в Перми и Татарстане совсем другая, структура совсем другая, чем у нас. Доходы у них в три раза больше чем у нас, если считать на душу населения. А Москва на душу населения в 30 — 50 раз получает больше доходов и выполняет больше расходов. И мы, которые должны ещё очень много дорог построить в сельской местности. Очень много газа провести. У нас 50 с небольшим процентов только газификация. Если мы не пересмотрим отношение к регионам в целом в России, то территории ничего не смогут сделать самостоятельно без поддержки. Мы из Удмуртии в федеральный бюджет перечисляем наибольшую часть наших налогов. Наверное, большая часть от того перечисленного снова должна возвращаться в регион в виде целевых программ, каких-то направлений адекватных. Этого не происходит.

— Как вы оцениваете перераспределение средств от федерального бюджета к региональному?

— Как доцент кафедры экономики и финансов ИжГТУ могу точно сказать: их реализация очень плохо, тяжело начиналась. Это и нормативная база, да и деньги начали выделяться поздно. Но особенно нормативная база, она полностью сформировалась только где-то в августе-сентябре 2019. Конечно, часть денег и не освоена по этой причине.

Поэтому надо на федеральном уровне уже давно изменить политику межбюджетных отношений в плане всех регионов. О чём мы постоянно говорили и говорим, а нас вообще не слышат. И Совет Федерации об этом постоянно говорит.

Если в федеральном бюджете не востребован триллион по расходам, если громадные фонды национального благосостояния и резервы. Но мы здесь, выполняя дорожные карты (глава и правительства региона в буквальном смысле над этим бьются), никогда не сделаем республику Удмуртия привлекательной для врачей и учителей. Потому что у нас средняя зарплата по республике будет постоянно ниже, чем в том же Татарстане и Пермском крае.

Тот бюджет, который принят, надеюсь, будет исполнен в двадцатом году. Всё, что могло правительство, глава региона, государственный совет Удмуртии, сделали. Он в какой-то мере даже лучше, чем в прошлый год. Конечно, есть по некоторым направлениям вопросы. В течение года постоянно приходит правительство в государственный совет с изменениями в бюджет. Я помню бюджет и прошлого года и позапрошлого года. Они были намного тяжелее, чем бюджет этого года.

Но надо смотреть сколько у нас в этом бюджете расходов социальной направленности. Если они больше 80%, то руки и у главы региона, и у правительства, и у глав муниципальных образований, связаны. То есть для бюджета развития, бюджета будущего, у нас почти нет денег. Он, конечно, должен быть социальным. Но если мы будем всё время проедать, всё, что мы зарабатываем, и не будем строить будущее, в целом в Российской Федерации не будет продвижения вперед.

Яндекс.Метрика